Elemental Evil

Живущие в изоляции высоко в горах на вершинах самых высоких деревьев, ааракокры, называемые иногда «птичьим народом», вызывают страх и удивление. Многие ааракокры даже не являются уроженцами Материального Плана. Они родом из мира, находящегося очень далеко — с бескрайних просторов Стихийного Плана Воздуха. Это иммигранты, беженцы, разведчики и исследователи, а их форпосты служат им плацдармом в неизвестном и чужом мире.

Player's handbook
Худощавый, с пшеничного цвета волосами, орехово-коричневой кожей и удивительно бирюзовыми глазами, Бюргел был вдвое ниже Аэрона, и должен был взобраться на табурет, чтобы посмотреть в глазок. Как большин ство домов в Оубле, этот был построен для людей, и более мелкие жители справлялись с неудобствами, как могли.
Зато размеры апартаментов как раз позволяли Бюргелу разместить все его принадлежности гномьего размера. Передняя комната была его мастерской и вмещала невообразимое разнообразие инструментов: молотки, зубила, пилы, отмычки, разноцветные линзы, ювелирные лупы, банки с порошками и измельчёнными ингредиентами для сотворения заклинаний. Жирный серый кот, фамильяр мага, лежал, свернувшись на гримуаре. Он открыл жёлтые глаза, смерил Аэрона презрительным взглядом, затем снова заснул.
— Ричард Ли Байерс, Чёрный букет

Нескончаемый гул трудолюбия слышен там, где селятся сплочённые общества гномов. Гул пронзают и звуки погромче: то тут, то там раздаётся скрежет шестерней, отголоски взрыва, возгласы удивления или триумфа, и, особенно часто — звонкий смех. Гномы восторгаются жизнью, каждый миг наслаждаясь новым изобретением, открытием, исследованием, созиданием или шалостью.

Elemental Evil

На самых высоких горных вершинах — намного выше склонов, где растут деревья, где воздух разрежен и завывают холодные ветра — затворнически живут голиафы. Не многие могут сказать, что видели голиафа, и ещё меньше могут похвастаться дружбой с ними. Голиафы живут в суровых условиях среди скал, ветра и холода. Они обладают невероятной силой, а их тела выглядят так, словно вырезаны из камня. Их душа подобна странствующему ветру, делая их кочевниками, которые странствуют от одной горной вершины до другой. Их сердца такие же холодные как и всё, что их окружает, в результате чего каждый голиаф должен заработать своё место в племени или умереть, пытаясь сделать это.

Homebrew

Грибниты, также называемые плесневым народом, по сути, являются грибками, существами, живущими в племенах, добывающих пропитание охотой и размножающихся спорами. Порождаемые красно-коричневой плесенью, грибниты наводняют леса, пещеры и руины, где она растет. Их поселения можно встретить в темных м тить в темных местах с теплым и влажным климатом, где эта плесень произрастает с избытком. Никто точно не знает, откуда взялась эта плесень. Одни рассказывают об искателях приключений, которые на отдаленном пике обнаружили плесень и грибнитов металлической пещере, полной странной жизни. Другая история гласит, что исследователи обнаружили плесень в кратере, оставленном падающей звездой, и грибнитов, заразивших джунгли поблизости.

Player's handbook
«Ты опоздал, эльф!» — послышался знакомый грубый голос. Бруенор Батлхаммер встал на труп убитого им йети, не обращая внимания на то, что под ним корчился его эльфийский друг. Несмотря на испытываемые неудобства, Дриззт всё же был рад видеть этот большой нос и рыжую бороду. «Я так и знал, что ты вляпаешься в какую-нибудь историю и мне снова придётся тебя вытаскивать!».
—Р. А. Сальваторе, Магический кристалл

Полные древнего величия королевства и вырезанные в толще гор чертоги, удары кирок и молотков, раздающиеся в глубоких шахтах и пылающий кузнечный горн, верность клану и традициям и пылающая ненависть к гоблинам и оркам — вот вещи, объединяющие всех дварфов.

Elemental Evil

Большинство людей, размышляя о других планах, считают их очень далёкими мирами, но планарное влияние может проявиться в любом месте мира. Иногда оно проявляется в существах, рождённых в результате определённых обстоятельств, и несущих силу других миров в своей крови. Дженази — один таких народов, это потомки гениев и смертных.

Стихийные Планы часто неприветливы к уроженцам Материального Плана: сокрушительная земля, иссушающее пламя, безграничные небеса и бескрайние моря делают посещение этих мест опасным даже на короткое время. Однако, сильные гении не стоят перед такими проблемами, проникая в мир смертных. Они приспособлены к смешанным стихиям Материального Плана и иногда посещают их по собственной воле или будучи призванными магией. Некоторые гении могут принимать смертный облик и путешествовать инкогнито.

Во время этих визитов смертный может привлечь внимание гения, что может перерасти в дружбу и романтические отношения, а иногда и к появлению детей. Этих детей и называют дженази: люди, имеющие связь с двумя мирами, и в тоже время не принадлежащие ни к одному из них. Некоторые дженази рождены от союза смертного и гения, у других оба родителя могут быть дженази, и очень редко те, у кого в родословной были гении, могут унаследовать его стихийную природу, которая дремала в течение нескольких поколений.

Иногда дженази могут появиться от воздействий всплеска стихийной силы, через такие явления, как прорыв Внутренних Планов или схождение планов. При таких явлениях стихийная энергия проникает в тела существ, и её может оказаться достаточно, чтобы в качестве потомства от двух смертных появился дженази.

Player's handbook
Её отец не двигаясь стоял на первой их стрех ступенек, ведущих вниз от портала. Чешуйки на его лице стали бледнее по краям, но Безродный Мехен всё ещё выглядел так, будто мог бы побороть лютого медведя. Его привычные изношенные доспехи сменила чешуйчатая броня фиолетового оттенка с ярким серебристым рисунком. Ещё на его рукаве был герб, знак какого-то чужого дома. Меч за его спиной был тот же, что он носил до того, как нашёл близнецов у ворот Аруш Ваема. Фаридэ научилась читать, что скрывается за выражением лица её отца; этот навык ей посчастливилось усвоить. Человек, не способный даже заметить движение её глаз, смог бы увидеть в лице Мехена Безродного только полное безразличие. Но она многое могла сказать по сдвигу чешуек, изгибу гребня, очертаниям глаз и его оскалу.
Но сейчас чешуя была абсолютно неподвижна, и даже Фаридэ не видела в его лице ничего, кроме безразличия дракона.
— Эрин М. Эванс, Соперник

Рождённые драконами, о чём говорит их название, драконорождённые идут гордо подняв голову по миру, который встречает их со страхом и непониманием. Сформированные драконьими богами или самими драконами, драконорождённые первоначально вылупились из драконьих яиц как новая раса, сочетающая в себе лучшие качества драконов и гуманоидов. Некоторые драконорождённые являются верными слугами истинных драконов, другие образуют ряды солдат в великих войнах, а некоторые ищут свою судьбу, не найдя себе призвания.

Player's handbook
Вождь Муррен поднялся с мехов, на которых он лежал со своими женщинами, и натянул короткую кольчугу из тяжёлых стальных колец на свой мощный мускулистый торс. Обычно он вставал раньше своих воинов, так как в нём была сильна примесь человеческих кровей, и он лучше переносил дневной свет. У Кровавых Черепов о воине судили по его силе, бесстрашию и уму. Человеческое происхождение — не недостаток для воина, при условии, что он был таким же сильным, выносливым и кровожадным, как его чистокровные собратья. Полуорки, которые были слабее, чем их собратья, недолго прожили бы среди Кровавых Черепов, как и в любом другом орочьем племени. Но часто оказывалось, что человеческая кровь давала воину правильное сочетание хитрости, амбиций и самодисциплины, чтобы добиться многого, как это сделал Муррен. Он был хозяином племени, которое могло насчитать две тысячи копий, и имело сильнейшего вождя в Таре.
— Ричард Бейкер, Маг меча

Находясь ли под предводительством могучего колдуна, или стараясь установить мир после многолетнего конфликта, орки и племена людей иногда заключали союзы, объединяя силы в огромные орды, терроризирующие более цивилизованные государства по соседству. Когда такие союзы скреплялись узами брака, появлялись полуорки. Некоторые полуорки возвышались, становясь гордыми вождями племён. Их человечья кровь давала им преимущество над их чистокровными соперниками. Другие отправлялись в мир, чтоб доказать своё превосходство над представителями более цивилизованных народов. Многие из них становились искателями приключений, достигая величия благодаря своим могучим свершениям, и дурной славы, благодаря варварским нравам и дикарской ярости.

Player's handbook
Реджис, единственный полурослик на протяжении сотен миль, в какую сторону ни посмотри, сцепил ладони за головой и откинулся на густо заросший мхом ствол дерева. Реджис был чрезвычайно мал ростом даже по меркам собственного весьма миниатюрного народца. Верхние кончики волос его торчавшей во все стороны буйной гривы едва достигали трёх фт., однако живот Реджиса ясно свидетельствовал о том, что его обладатель любит съесть хороший обед, а то и несколько, смотря по обстоятельствам. Длинная кривая палка, служившая Реджису удилищем, приподнялась, чуть дрогнула, пристроилась поудобнее между мохнатыми пальцами полурослика и повисла над спокойными водами, безупречно отражаясь в зеркальной поверхности озера.
— Р. А. Сальваторе, Магический кристалл

Целью большинства полуросликов является домашний уют. Место, где можно поселиться в покое и тишине, подальше от мародёрствующих чудовищ и сражающихся армий. Огонь очага, сытная пища, добрая выпивка и добрая беседа. Хотя некоторые полурослики проживают свой век в удалённых сельских общинах, другие сбиваются в постоянно кочующие общины, влекомые открытыми дорогами, широкими горизонтами и возможностью открыть чудеса новых мест и новых людей. Но даже такие кочевники любят покой, вкусную еду, свой очаг и свой дом, даже если это повозка, трясущаяся по пыльной дороге или плот, плывущий по течению реки.

Player's handbook
Флинт щурился, вглядываясь против света, он увидел человека, шедшего к нему по склону. Поднявшись, Флинт отступил в тень высокой сосны, чтобы свет не так бил в глаза. Походка человека была упругой и лёгкой — на эльфийский лад, подумалось Флинту, — но тело выглядело мускулистым и крепким, — черта не вполне эльфийская. Зелёный капюшон мешал разглядеть лицо. Флинт видел только загорелые щёки и рыжевато-русую бороду, какие у эльфов не растут никогда. При бедре у человека висел меч, а на плече — длинный лук. На нём была одежда из мягкой кожи с тиснёным узором. Узор был эльфийским. Но борода? Погодите-ка...
Танис? — окликнул Флинт неуверенно.
А кто же ещё! — Бородатая физиономия расплылась в широченной улыбке. Танис сгрёб гнома в охапку, оторвав его от земли. Флинт ответил объятием на объятие, но тут же вспомнил о своём достоинстве и высвободился из рук полуэльфа.
—Маргарет Уэйс и Трейси Хикмэн, Драконы осенних сумерек

Бродящие по двум мирам, но в действительности, не принадлежащие ни одному из них. Полуэльфы сочетают в себе, как некоторые говорят, лучшие качества обеих рас: человеческие любознательность, изобретательность и амбиции, приправленные изысканными чувствами, любовью к природе и ощущением прекрасного, свойственными эльфам. Некоторые полуэльфы живут среди людей, отгороженные эмоциональными и физическими различиями, наблюдая за старением друзей и возлюбленных, лишь слегка тронутые временем. Другие живут с эльфами в неподвластных времени эльфийских королевствах. Они стремительно растут, и достигают зрелости, пока их сверстники ещё остаются детьми. Многие полуэльфы не способны ужиться ни в одном обществе, и выбирают жизнь одиноких странников или объединяются с другими изгнанниками и неудачниками, чтобы отправиться к приключениям.

Homebrew

Живые растения, наделенные интеллектом и способностью двигаться, подобно чуме губят землю. Пробужденные – это те заразы, которые обрели сознание и, хотя большинство из них все еще следуют за своими злыми создателями, пробужденные могут сойти с этого пути, если пожелают. Хотя и не все пробужденные склоняются ко злу, их все еще боятся и охотятся на них как на чудовищ, куда бы они не отправились.

Homebrew

Живя в величественных городах, на вершинах самых высоких деревьев, сильва, известные как «Зеленые эльфы», являются древней расой. Они выглядят как высокие гуманоиды, совмещая в себе черты эльфов и растений, но больше похожие на вторых, чем на первых. Они родом из самых больших и древних лесов и джунглей – уединенных мест, где могут произрастать их Материнские деревья.

Player's handbook
«Но ты же видишь, как люди смотрят на тебя, дитя дьявола».
Взгляд чёрных глаз, холодных, как зимняя метель, был устремлён прямо в её душу. Её потрясла неожиданная серьёзность его тона.
«Как там говорится? — спросил он. — Один — любопытство, двое — заговор...»
«А трое — проклятье. — закончила она. — Думаешь, я никогда не слышала этот бред?»
«Конечно, слышала». Когда она уставилась на него, он добавил: «Для этого не обязательно копаться в твоих мыслях, девочка. Это ноша каждого тифлинга. Некоторые ломаются под её тяжестью, некоторые спокойно несут это бремя, некоторые даже наслаждаются им». Он снова наклонил голову, разглядывая её с озорным блеском в глазах. «А ты с этим борешься, не так ли? Как дикая кошка, я бы сказал. Все упрёки и замечания лишь делают твои когти острее».
— Эрин М. Эванс, Серные ангелы

Быть тифлингом — значит постоянно натыкаться на пристальные взгляды и перешёптывания, терпеть страдания и оскорбления, видеть страх и недоверие в глазах каждого встречного. Беда в том, что тифлинги знают причину этого — договор, заключённый много поколений назад и позволивший Асмодею — владыке Девяти Преисподних — внести вклад в их родословную. Такая внешность и природа — не их вина, а последствие древнего прегрешения, расплачиваться за которое предстоит им, их детям, и детям их детей.

Player's handbook
Это были рассказы о беспокойном народе, путешествовавшем по морям и рекам на длинных кораблях, сперва для грабежа и разбоя, потом в поисках мест для поселений. Но с каждой страницы била энергия, любовь к приключениям. Лириэль читала большую часть ночи, тратя драгоценные свечи.
Она никогда не задумывалась о людях, но эти истории восхищали ее. В этих пожелтевших страницах говорилось о храбрых героях, странных и яростных животных, могучих богах и магии, которая была неотъемлемой частью той дальней земли.
—Элейн Каннингем, Дочь дроу

В большинстве миров люди — это самая молодая из распространённых рас. Они поздно вышли на мировую сцену и живут намного меньше, чем дварфы, эльфы и драконы. Возможно, именно краткость их жизней заставляет их стремиться достигнуть как можно большего в отведённый им срок. А быть может, они хотят что-то доказать старшим расам, и поэтому создают могучие империи, основанные на завоеваниях и торговле. Что бы ни двигало ими, люди всегда были инноваторами и пионерами во всех мирах.

Player's handbook
— Могла ли я думать, что где-то на свете есть подобная красота!.. — тихо выговорила Золотая Луна. Дневной переход выдался нелёгким, зато награда, ожидавшая в конце, превосходила всякое вероятие. С высокого утёса взглядам путников открылся овеянный легендами город Квалиност.
По углам города возносились, подобно сверкающим веретёнам, четыре высоких тонких шпиля, сложенных из белого камня, отделанного серебром. От шпиля к шпилю тянулись невесомые арки. Их некогда выковали искуснейшие мастера-гномы; каждая способна была выдержать вес марширующих армий, но казалось — сядет птица, и они рухнут. Арки обозначали границу города; Квалиност не прятался за стеной, но, наоборот, с любовью распахивал объятия лесу.
—Маргарет Уэйс и Трейси Хикмэн, Драконы осенних сумерек

Эльфы это волшебный народ, обладающий неземным изяществом, живущий в мире, но не являющийся его частью. Они живут в местах, наполненных воздушной красотой, в глубинах древних лесов или в серебряных жилищах, увенчанных сверкающими шпилями и переливающихся волшебным светом. Там лёгкие дуновения ветра разносят обрывки тихих мелодий и нежные ароматы. Эльфы любят природу и магию, музыку и поэзию, и всё прекрасное, что есть в мире.